Форма входа

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 60




Четверг, 27.02.2020, 08:44
Приветствую Вас Гость | RSS
     С Т Р А Н Н И К
Главная | Регистрация | Вход
Журнал "Странник"


Главная » Файлы » АРХИВ » СТРАННИК N 18

Интервью с Мастером
[ ] 28.04.2010, 06:27

Мастер скрипичного звука



Порой высшим признанием мастерства является кража произведения искусства, созданного Мастером. Уж если предмет оценили профессиональные воры, значит, он действительно имеет немалую ценность. Однажды на одной из выставок в Испании была украдена инкрустированная скрипка русского мастера Андрея Шудтца…

Кем стать?

Небольшой город Кремона считается столицей скрипичного дела Италии. Здесь работали Амати, Страдивари, Гварнери и Руджери. Тут до сих пор трудятся более ста скрипичных мастеров, и действует всемирно известная Академия.
Среди мастеров, проживающих в Кремоне, и наш с вами соотечественник – Андрей Шудтц.

- Андрей, расскажи историю своего превращения в скрипичного мастера.
- Я родился в Москве, в 1973 году, в семье музыкантов. Моя мама – хореограф. Папа по образованию скрипач. Но всю свою жизнь работал скрипичным мастером в Большом театре.
В детстве я учился играть на скрипке. Но из меня хорошего скрипача не получилось: все время смотрел в окно и пытался убежать, чтобы поиграть с друзьями в футбол или хоккей. Я был непоседой. Мне было очень трудно заниматься музыкой. Сегодня жалею, что не являюсь профессиональным скрипачом. Но у меня есть музыкальное образование: средняя музыкальная школа в Москве. После окончания школы занятия музыкой оставил.
А вообще, в детстве был больше математиком, нежели гуманитарием.

- Кем ты хотел стать в детстве?
- Я играл в футбол, хоккей, как и все мои знакомые мальчишки. Спорт мне всегда очень нравился, я им занимался достаточно серьезно. В Советском Союзе при школах были организованы спортивные секции. В нашей школе находилась районная хоккейная спортивная команда. Мы играли с такими же спортивными командами Москвы. Играли довольно хорошо. Тогда я не задумывался о будущей профессии. Но если бы остался жить в России, скорее всего, стал бы спортсменом.
Однако огромное влияние на меня оказывала атмосфера в семье. Папа потихоньку готовил меня к иной профессии. Я часто посещал Большой театр, мастерские, где работал отец. Мне нравилось там находиться.
К тому же отец делал мне подарки, развивающие навыки работы с деревом. Думаю, уже тогда он хотел, чтобы я продолжил фамильную традицию, пошел по его стопам…
В 1988 году моя семья переехала в Испанию.
Существовал такой оркестр: «Виртуозы Москвы». И весь оркестр иммигрировал в Испанию (вместе с семьями). Это и был основной круг нашего общения. Мы и музыканты знали только другу друга, и больше никого. Часто встречались, дружили семьями, ходили на концерты. Атмосфера вечеров, пропитанная классической музыкой, звучанием скрипок, виолончелей… В общем, именно тогда, в 15-16 лет начались мои первые шаги в работе над инструментами. Тогда пришло и осознание себя как будущего мастера. Особенно яркий момент – изготовление первого музыкального инструмента.
Это было несколько странно. Ведь никто из моих сверстников не делал ничего подобного. Я чувствовал себя другим человеком, отличающимся от остальных.

Первая и вторая

- Андрей, расскажи про свой первый инструмент.
- Это было очень просто. Мой папа ездил покупать дерево на Карпаты. Когда он вернулся с деревом, попросил меня напилить заготовок. За каждое распиленное дерево я получал монетку на мороженное. Поэтому старался как можно больше распилить. Больше дерева – больше мороженного. Сейчас понимаю: отец хотел меня как-то привлечь. Но в то время это для меня была просто игра.
Первую скрипку, созданную своими руками уже в эмиграции, оставил себе. С ней не расстаюсь. Она является экспонатом в моей собственной коллекции.
После появления первого инструмента началось меняться мое мышление.
Вторую скрипку уже сделал для продажи. Она очень хорошо звучала. Когда я выручил за скрипку деньги, мне показалось, что я получил целое состояние! С того момента и начался мой путь скрипичного мастера. Мне начало нравиться создавать инструменты, общаться с деревом. Постепенно пришло взаимопонимание с материалом. Очень увлек процесс. Со временем сам начал проявлять инициативу. Меня уже никто ни о чем не просил. Стал развиваться, пробовать что-то новое, читать литературу.
Кстати, во времена СССР литературы по изготовлению инструментов на русском языке практически не было. Приходилось читать на английском… Слава Богу, что живу в Италии и знаю итальянский язык! Всевозможной литературы по моему профилю на итальянском языке – море!
В 17 лет папа послал учиться меня в Италию, по специальности скрипичный мастер. Это был 1991 год. В Италии на скрипичного мастера проучился 4 года, потом еще 2 года – на смычкового мастера. Нас учили не только работе с деревом, но и навыкам игры на струнных музыкальных инструментах. Еще бы: смычковый мастер должен знать инструмент изнутри. Все предметы нам преподавали на итальянском.
Успешно окончив институт, я остался жить и работать в Италии, в Кремоне.

Секреты скрипки

- Ты сказал, что у тебя талант к точным наукам. Помогают ли в работе твои математические способности?
- В последние годы я для себя очень многое открыл. Но понял: ничего нового в скрипках за более чем 300 лет не появилось. Главный аспект хорошего инструмента – правильные математические расчеты. В первую очередь это – золотое сечение. Когда делаю инструменты, использую методы Леонардо Давинчи. Конечно, сегодня каждый может взять калькулятор и посчитать. Обладая хорошими математическими знаниями, можно сделать индивидуальные расчеты на каждую скрипку. Если несведущий человек смотрит сразу на много скрипок, они ему кажутся одинаковыми. Но для мастера, как и для любого профессионала, ясно: достаточно сместить что-нибудь на полмиллиметра, и инструмент необратимо изменится.
Я тонко чувствую, что именно и как отмерить и рассчитать. Но такая прозорливость приходит со временем. Для того чтобы подняться, необходимо было отойти назад, в историю. Например, в историю моей семьи. В моем становлении помог отец. Он передал мне секреты многих канонов.

Династия Фон Шудтц

- Андрей, расскажи об истории своей династии.
- Фон Шудтцы перебрались в Россию из Германии примерно в середине 19 века. На тот момент они уже владели искусством создания скрипичных музыкальных инструментов.
Недавно мы подняли нашу родословную. Семейная фамилия – Шудтц – имеет немецкое происхождение. Однако мои предки были не только немцами, но и русскими. На протяжении многих веков женская часть нашей семьи (бабушки, прабабушки) тоже были потомками скрипичных дел мастеров. К сожалению, их фамилии пока «выпали» из генеалогического древа. Так что мои предки не только сами делали инструменты, они женились на женщинах из таких семей. Это была некая семейная традиция – родниться со скрипичными мастерами.
Прадедушка и прапрадедушка – Фон Шудтцы – были достаточно известными скрипичными мастерами на Руси.
После революции в России на одном поколении традиция эта прервалась. Что означало в те времена жить в Советском Союзе с фамилией Фон Шудтц, вы сами понимаете… Например, мой дед был репрессирован. На протяжении всей его жизни не было возможности постигать науку скрипичного мастера. У него была совершенно другая судьба.
Когда моему папе было около 15 лет, примерно в 1956 году, мама (моя бабушка) отвела его в мастерские Большого театра. В то время она считалась чуть ли не единственной в Советском Союзе. Мой папа начал постигать науку. В то время гремели имена двух мастеров: Фролов и Морозов. Их можно считать основоположниками советских мастеров-скрипичников. До них были русские мастера, еще при царе. Но историю нашей страны повторять не буду.
Итак, становление моего отца началось именно с Фролова и Морозова.

Отец

- Каким образом повлиял отец на тебя?
- С одной стороны мне очень легко. С другой стороны – очень трудно. Все, что говорил папа, я воспринимал не очень серьезно, на тот момент не понимая ценности его советов. Иногда слова чужого человека воспринимаешь и запоминаешь отчетливее.
Я оценил отца, когда начал учиться у других мастеров, сравнивая их мастерство с мастерством моего папы. Они лишь делали вид, что передают опыт.

- Как считаешь: ты перерос своего отца в профессиональном плане?
- Хм… (улыбается). Время покажет, кто из нас более маститый. А пока это неизвестно. Вот, например, у Страдивари было время развития и «золотой» его период (когда он создавал самые лучшие инструменты), продлившийся 15 лет. Надеюсь, в скором времени тоже приду к пику своего мастерства. В любом случае, отец для меня является учителем и эталоном. Пока я стремлюсь быть на него похожим, стремлюсь к качеству его инструментов.

Бревно или инструмент?

- Каким образом мастерство вернулось в вашу семью? Ведь эта способность могла раз и навсегда стать утраченной…
- Во все века любое искусство передавалось из поколения в поколение, от родителей к детям. Одно дело – когда передается опыт. А другое – когда опыт прерывается искусственным образом. В таких ситуациях, наверное, в крови что-то остается. Генетическая память, может быть… Объяснить это я не в силах.
Лично ко мне опыт перешел от отца. Однако важно не знание, а осознание.
Быстро сделать музыкальный инструмент невозможно. Ведь это не просто деревянное бревно и отрезки железной проволоки. Сделать инструмент, чтобы он звучал по-итальянски – целое искусство!

Инструмент в астрале

- Получается, чтобы создать любой музыкальный инструмент, необходимо иметь очень богатый внутренний мир?
- Когда заказывают инструмент, прежде всего, я общаюсь с заказчиком. Мои заказчики – музыканты. В беседе возникают определенные образы, ассоциации. Общаясь, мы с ним создаем будущий инструмент, придумываем его. Как бы изготавливаем скрипку или виолончель в астрале.
У каждого человека есть свой цвет: фиолетовый, желтый… Когда общаюсь с музыкантом, представляю, какое именно дерево ему подходит, какое дерево подойдет будущему инструменту, предназначенному для этого человека.
Единственное, что от меня требуется впоследствии – мои создающие руки и голова, несущая знания принципа звука. Я становлюсь проводником из астрального мира в мир материальный. Так, через меня появляется на свет скрипка.
Процесс этот достаточно длительный. Не бывает, что музыкант дает мне заказ, и я немедленно принимаюсь за его реализацию. Я так не работаю! Не знаю, когда ко мне придет вдохновение. Работаю над созданием инструмента по ночам или ранним утром. Это отражается на моих чувствах. Когда я могу думать об этом человеке, и думаю о нем, рождается инструмент. Такое бывает не каждый день.
Например, лишь недавно отдал инструмент одному музыканту. Он заказал его еще в марте 2009 года…

Музыка сфер и стихии

- Андрей, расскажи о своих проектах.
- В данный момент дорабатываю серию инструментов под названием «Музыка сфер». Этими инструментами хочу показать: каждая планета Солнечной системы имеет свой звук. В коллекции семь инструментов. Каждая скрипка ассоциируется с определенной планетой и имеет свое звучание. Инструменты предназначены не для всех. У каждого человека есть своя нота. Опираясь на полученные ассоциации от человека, имеющего свой цвет и ноту, и от планеты, тоже имеющей свой цвет и свою ноту, совмещаю полученные данные. Таким образом, понимаю: подходит инструмент этому музыканту или нет.
Я создал уже 4 таких инструмента. Все они распроданы.
Каждый инструмент из серии «Семь сфер» уникальный и притягивающий, несущий в себе информацию.
Еще один проект – серия из скрипок «4 стихии»: огонь и вода – 2 скрипки, альт – воздух и виолончель – земля. Когда я почти закончил работу над этим квартетом, ко мне пришла информация о пятой стихии – ветре. В нашей культуре ветер – это воздух. Однако китайцы выделяют ветер в пятую, отдельную стихию. И, может быть, создам еще пятый инструмент к этой серии.
Когда занимаюсь своей работой, ясно воплощаю мысли в действие. Я работаю руками и чувствую руками.

- Андрей, каким образом ты общаешься со своими инструментами?
- К каждому инструменту – свой подход. Все инструменты я помню. Каждый передает мне некую информацию. Ведь когда я работаю над его созданием, образовывается особый мирок. Аура инструмента внедряется в мою. Если спросят, где сейчас тот или иной инструмент, я переключаюсь и ощущаю его.
Иногда бывает, неожиданно почувствую какой-либо из своих инструментов… Вскоре звонит его владелец и рассказывает, как замечательно накануне отыграл на нем концерт…
Но бывает, люди с плохой энергетикой просто «закрывают» инструмент. Однажды я окончил работу над инструментом, и он звучал превосходно! Я отдал его заказчику. После 2-х недель «эксплуатации» музыкант вернул мне скрипку… Я не узнал «голос» собственного творения! Забрал скрипку себе и долго реанимировал ее: часто прикасался, играл. Энергетика инструмента вернулась вместе с его «голосом».
Для меня каждый инструмент имеет свой запах, цвет, даже вкус и свое излучение. Словом, нет ни одного одинакового, повторяющегося. Каждый – индивидуален.
Кстати, после кражи моей инкрустированной скрипки, я чувствую: она «живет». Это инструмент потрясающей красоты! На нем вырезаны узоры, украшенные перламутровыми кусочками ромбовидной формы.
История этого инструмента необычна. Мой отец некогда имел доступ к коллекции королевских музыкальных инструментов Испании. Среди инструментов – скрипки Страдивари. Все скрипки Страдивари в коллекции – инкрустированы. Можно сказать, скрипки почти с ювелирными украшениями. Отец посодействовал, и меня тоже допустили к этим скрипкам. Я увидел их и влюбился. Меня не покидала мысль, что когда-то я создам свою, такую же ювелирную скрипку. Я снял копии, мерки. Это был тяжелый труд. На создание инструмента ушло 4 года! Зато когда она была готова, я понял, что такое высокий уровня мастерства. Скрипка была предназначена для выставок. Она пополнила мою домашнюю коллекцию. Ценность ее достаточно высока. Простой музыкант не мог за нее заплатить.

- Как же ее украли?
- Скрипку отдал на выставку. Выставка охранялась. Персонально для скрипки была установлена сигнализация. Однажды утром инструмента не оказалось на месте… К сожалению, поиски не привели к результатам. Скрипка до сих пор в розыске.
Через год после происшествия на одном из сайтов по продаже инструментов я увидел ее! Якобы, скрипка продавалась в Румынии. Я сообщил в Интерпол, но ее фото быстро исчезло. След опять потерян.

- Как отличить твои скрипки от скрипок других мастеров?
- Любой профессионал сможет отличить мои работы. Я создал уже более 500 инструментов. И, как любой другой мастер, имею свой штамп, свой почерк. Кстати, в последнее время существует много подделок на мои инструменты. От этого никуда не деться. Особенно много подделок продается в Китае. На моих подлинниках установлены некоторые защитные штрихи и знаки, о которых знаю только я. На каждую скрипку выдается сертификат гарантии. Каждый сертификат имеет фиксированный (в официальных органах) номер. Так что из тысячи свой инструмент я узнаю даже по фотографии. Вот, совсем недавно пришел факс из Голландии с просьбой о подтверждении подлинности якобы, моего инструмента. На инструменте присутствовали некоторые мои штампы. Но инструмент был подделкой.
В таких ситуациях приходится разговаривать с хозяевами или потенциальными покупателями, убеждать их, доказывать, мой это инструмент или нет…

Консервативное искусство

- Какие материалы ты используешь при создании инструмента?
- Искусство создания музыкальных инструментов достаточно консервативно. За последние 300 с лишним лет практически ничего не изменилось.
Например, дерево я приобретаю на севере Италии. В Италии почти все леса частные. Я хожу, простукиваю деревья. О понравившемся дереве говорю хозяину, назначаем цену. Если все согласовано, дерево рубят.
На нижнюю часть (деку) скрипки использую клен. На нижнюю деку – ель. Ель должна быть резонансная. Это та, стук о которую отдается эхом.
Лучший для скрипки клен растет в Боснии. Но лучшим кленом считается югославский. Югославский клен использовал даже сам Страдивари! Раньше я ездил туда сам. Но после войны ездить перестал. Очень много деревьев пострадало во время бомбежки. Но я не расстраиваюсь. Заготовок по клену у меня пока достаточно. Кстати, много дерева осталось от моего папы. Это заготовки 30-х – 40-х годов ХХ века. Однако, я все время в поисках нового дерева: лучшего, молодого.
Лаки для инструментов готовлю сам. Любой уважающий себя мастер имеет свой уникальный рецепт изготовления лака. На сегодняшний день считаю лучшим лаком масляный. После 12 лет опытов вывел собственную рецептуру. Раньше использовал рецепт моего папы.
Однако, лак – не самое главное в инструменте…
Инструменты, которыми изготовляют скрипки, виолончели, контрабасы, альты практически не изменились. Например, в музее Страдивари выложены его инструменты. Так вот: сегодня инструменты практически такие же. Изменения минимальны – ручка более удобная, лезвие более острое, крючок чуть выше загнут и т.д. Но рубаночки, напильники – весь набор мастеровых инструментов остался прежним.

- Что влияет на твое творчество? Что может ему помешать?
- Помогает, когда я вижу: человек, мне верит. Когда я вижу и чувствую доверие – это 100% успеха! А люди, не доверяющие и сомневающиеся порой уходят от меня с пустыми руками. От таких часто можно услышать, что они знают, как сделать инструмент лучше меня. Тогда пытаюсь предложить им что-то другое, отличное от того, что с чем они знакомы. Но и в этом случае заказчик должен мне доверять.
- Были ли заказы, от которых ты отказывался?
- Был. Один американец хотел получить от меня самый лучший инструмент, но побыстрее и подешевле. Я ответил, что не могу делать хороший дешевый инструмент, да еще и быстро. Я мастер. У меня свое имя. Своя марка. Даже свой фамильный герб. Я не работаю с дешевыми материалами. Я хочу создавать инструменты, звучание которых останется на века! А дешевые инструменты изготавливали на советских заводах, конвейером.

Страны и континенты

- В какой стране можно услышать твои скрипки?
- Если честно, мне проще сказать, где их пока нет: наверное, в Исландии, Польше, Чехии. Это страны, в которых музыканты пока не понимают ценность инструмента. Дело в том, что в какой-то период времени (в эпоху коммунизма) было создано много плохих инструментов. Соответственное отношение у музыкантов к этим инструментам. У людей из этих стран сложилось мнение: если инструмент современный, значит, он плохо звучит.
К счастью, сегодня менталитет музыкантов меняется. Многие понимают: современный инструмент от настоящего мастера звучит прекрасно.
Мои скрипки уже «живут» в России, Китае, Италии, Испании, Голландии, Германии… Они есть в Сингапуре, Таиланде (в королевском оркестре), в Корее, Австралии, Новой Зеландии. В Греции их уже много: 10-12.

- Кроме тебя в твоей семье кто-то еще поддерживает семейную традицию?
- Да. Моя сестра. Она делает смычки. Ее муж тоже скрипичный мастер. Он учился у моего отца. В Испании у них есть своя мастерская.

- Ты часто посещаешь Грецию? Что тебя связывает с этой страной?
- Все началось с моего отца. Он часто посещал Грецию. Тут у него обозначился деловой круг, он завел знакомства среди музыкантов. Однажды он не смог осуществить одну из своих поездок. Попросил нас с сестрой сделать за него эту работу. Мы сделали. Мне понравилось. С тех пор я – частый гость в Греции.
В Афинах живут музыканты, играющие на моих инструментах. Я постоянно провожу ревизию. Стараюсь следить за своими инструментами, за их состоянием. Ведь старый инструмент можно отнести к любому мастеру. А инструмент современный обязательно должен быть под наблюдением создателя. Нюансы знаю только я.
Иногда мне приносят новые инструменты, созданные другими мастерами, с просьбой что-то изменить, подправить или отремонтировать. Я отказываюсь, потому что сделать ремонт собственного инструмента лучше всех может только его создатель.

Образы

- Существует ли для тебя нечто, что ты выделяешь в истории скрипки или скрипичного мастерства?
- Это образы. Когда я создаю инструмент, пытаюсь воплотиться в образ мастеров Гварнери или Страдивари… Считаю, именно эти мастера за всю историю существования инструментов являются самыми лучшими.
Используя их образ, я не пытаюсь копировать. Просто это помогает мне при создании своих скрипок. Инструмент должен приносить человеку радость.
Инструменты таких мастеров как Страдивари, Гварнери очень дорогие. На сегодняшний день лишь ограниченное число музыкантов и коллекционеров могут позволить себе владеть ими. А мои скрипки и смычки доступны по цене и высоки по качеству. Значит, я иду правильным путем.

  http://athensellas.gr/wp-content/uploads/2010/04/andreas1.jpg    http://athensellas.gr/wp-content/uploads/2010/04/andreas2.jpg    http://athensellas.gr/wp-content/uploads/2010/04/andreas3.jpg    



- Несколько слов нашим читателям…
- Счастлив, что в этой жизни нашел себя и своим трудом приношу счастье людям. Желаю каждому человеку быть нужным и служить человечеству.
А вашим маленьким читателям, мечтающим жизнь посвятить созданию музыкальных инструментов, желаю научиться играть и что-то изготавливать собственными руками.
Это я заявляю со всей ответственностью несостоявшегося музыканта, но состоявшегося мастера!

Беседовала Юлия Кремлева
kremliova@athensellas.gr


источник www.athensellas.gr


Категория: СТРАННИК N 18 | Добавил: strannik
Просмотров: 950 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/2 |
Всего комментариев: 0

Имя *:
Email *:
Код *:

Copyright MyCorp © 2020